Антуан Аржаковський — про завдання Інституту Екуменічних Студій в Україні

( розмір 6.14 MB )

Кор.

Питання християнської єдності були і залишаються актуалними у християнському суспільстві. Дослідженнями теми християнської єдності займається в Україні Інститут екуменічних студій, що діє при Українському католицькому університеті у Львові. Цей науково – дослідний університетський інститут створений у 2004 році і вивчає проблематику єдності християн у міждисциплінарний, міжконфесійний та практичний спосіб. Сьогодні гість нашої студії є директор Інституту екуменічних студій, доктор історичних наук Антуан Аржаковський. Антуан Аржаковський — громадянин Франції, православний мирянин, одружений, батько двох дітей, колишній дипломат Міністерства закордонних справ Франції, професор Українського католицького університету. Запитуємо професора Антуана про передумови створення Інституту екуменічних студій в Україні.

Антуан Аржаковський

Отец Борис Гудзяк, ректор УКУ, предложил мне основать такой Институт экуменичных студий совместно с отцом Иваном Дацко, который греко – католический священник. И его идея была такая, что вообще весь университет экуменичный, все хотят поддерживать движение соединения христиан, которое уже давно существует в Римо – Католической Церкви, со Второго Ватиканского Собора. И я бы сказал, что раньше в Православной Церкви начала двадцатого века первые желания со стороны Патриарха Константинополя, ну а также со стороны Русской Церкви также заниматься экуменизмом. Так что давно это существует, все хотят сближения, но не все знают, как это делается. На самом деле есть техника, есть опыт, есть богословские дискуссии, которые уже давно ведуться на Западе и, конечно, здесь, в Украине, это не было возможно до независимости. Поскольку сейчас, особенно в этот период это было нелегко. Часто говорят, что вот римо – католики, греко – католики не всегда могут с собой договориться; греко – католики и православные. Мы сказали: «Хорошо, мы пойдем на это, но если основа наша будет дружба». Дружба— это то отношение, которое Иисус Христос просит, чтоб мы дружили с ним. Последний разговор с апостолами— это как раз о дружбе между апостолами и Иисусом Христом. И таким образом знание становится ясным. Отношения между Бог – отец и Иисус Христос основано на прозрачности. Эта прозрачность — это основа дружбы. И мы подумали, поскольку это не всегда легко заниматься экуменизмом, если честно, то наш столб будет дружба. И мы не будем заниматься такими официальными дипломатическими конференциями. Люди, которых мы будем приглашать, будут люди, которые хотят идти в этом дружественном направлении. Как только мы начали готовить нашу конференцию о дружбе как об экуменической ценности, то появилась Помаранчевая революция. Христиане молятся на Майдане в Киеве или здесь, во Львове. Христиане хотят мира вместе. И потому что есть молитва, потому что в центре Майдана был ангел Святого Михаила, и все это принимают серьезно, то тогда мир возможный. Это как раз, что мы хотели показать в нашем институте, что да, есть украинская идентичность, и есть такое историческое явление, которое называется Киевская Церковь. Киевская Церковь до разделения конфесионального. Но вы знаете, эти конфесиональные разделения не так давние. Это 16 век. До 16 столетия Киевская Церковь имела эту особенность, что она постоянно хотела быть в сопричастии и с Римом, и с Константинополем, и конечно с Москвой, когда Москва появилась. Это достаточно оригинально, потому что многие Православные Церкви действительно после 11 века остановили евхаристийное сопричастие с Римом. Антиохийская Церковь, например, с 13 столетия уже не имеет евхаристийного сопричастия. Но Киевская Церковь до 16 столетия имеет.

Кор.

У нашій історіі є також факти, які свідчать про намагання прийти до примирення і вести діалог.

Антуан Аржаковський

Митрополит Петро Могила — православный, у него также были друзья среди униатов, он серьезно думал о возможности вернуться до единой Киевской Церкви. Сейчас в Италии есть международная католицко—православная комиссия, там наш президент отец Иван Дацко. Со стороны Католической Церкви он пердставляет Греко-Католическую Церковь Украины, и это очень важная встреча, поскольку наконец христиане говорят про настоящую проблему авторитета — какой должен быть настоящий авторитет в Церкви. Раньше такой диалог не был возможный, потому что постоянно говорили, что униаты нам мешают, было бы горазно легче, если бы разделить Европу — на восток — православные, на западе — католики, и тогда мы могли бы присоединится. На самом деле, когда говорят Греко—Католики — это проблема. Все больше людей экуменистов, которые говорят: «А если наоборот, та Церковь, которая хочет иметь и православную традицию, и с другой стороны, католичество вспоминает, как это было в первые тысячелетия, что первым являеться Рим, они нам конкретно показывают пример, как соединить то, что не всегда нелегко соединить». Так что и с Помаранчевой революцией, и с нашей конференцией о дружбе, и с назначения отца Ивана как члена этой комиссии мы действительно можем быть полезными, у нас есть масса иинформации, которой люди не знают, и поэтому мы делаем публикации, книги, программы обучения и т. д.

Кор.

Виходячи з ваших попередніх слів, як можна коротко сформулювати основну місію Інституту екуменічних студій?

Антуан Аржаковський

Основная мисия — это представить экуменизм жизни.

Кор.

Розкажіть будь—ласка детальніше про екуменічний рух і на які етапи його можна поділити впродовж історії?

Антуан Аржаковський

Экуменизм начался, когда христиане начали двигаться по Европе, когда протестанты также поняли, что они не могут дальше делиться. Это началось с символических действий, таких, когда письмо Патриарха константинопольского 1903 года было написано всем Цекрвям мира и после Первой мировой войны 1920 года — снова. Другой такой великий знак экуменизна, когда патриарх Атинагорас встретился с Папой Павлом VI в 1965 г. в Ерусалиме. Они поцеловали друг друга, там была масса журналистов, и везде появился этот поцелуй между Главой Православной Церкви и Католической Церкви. Но постепенно люди поняли, что это недостаточно. Да, сняли анафему во время 11 Ватиканского Собора, это важно, что мы снова можем друг друга понимать, что мы являемся Церквями—сестрами. И православные, и католики с 65 года понимают друг друга как Церкви – сестры, это уже много. Но недостаточно было разработано выход от богословских проблем. Что делать с филиокве, с протестантами почитание святых и т. д. И поэтому 70—е годы, особенно 79 год, когда Иоан Павел 11 открыл богословскую дискуссию с православными, тогда начался второй этап развития экуменизма. Это бым экуменизм богословкий. Специалисты встречаются, разговаривают, обсуждают. Сейчас этот период заканчивается, потому что эти богословы так хорошо знают друг друга, они так подружились вместе, что им в принципе многие вопросы решены. Недавно было большое событие всех христиан встретили вы семью: православные, католики, англиканы и т. д. — специалисты—богословы между собою могут договорится. Проблема — это чтоб пока они знакомились друг с другом, то остальные не знали об этом, и это понятно, что если вам не объясняют, что на самом деле есть решение проблемы Филиокве, то тогда православные верующие верные до того, что своя Церковь говорит и он не может думать о присоединении с католиками, которые думают, что Святой Дух исходит и от Отца, и от Сына, тогда как его Церковь говорит по – другому. Поэтому все это понимают, что нужно перейти до третього этапа — это демократизация экуменического движения. Чтобы все имели тут информацию, чтобы для себя сделать окончательные выводы. И поэтому экуменизм в жизни — наш институт старается это делать в Украине через конференции, обучение, через создание такой сети экуменических институтов в Украине. Мы также будем организовывать также проект «Социальная неделя» в следующем году во Львове, чтоб весь город знал, что Церкви готовы работать вместе, например, на социальном уровне или на педагогическом уровне.

Кор.

Що можна сказати про позицію Православних Церков щодо екуменічних намагань?

Антуан Аржаковський

Вы знаете, Православные Церкви все встретились в июне этого года в Греции. И они написали комунике, где они говорят:«Да, мы еще не согласны между протестантами, католиками, православными по некоторым пунктам. Но мы поедем в Румынию, потому что для нас главный приоритет— это свидетельствовать вместе, что все мы веруем, что Иисус Христос есть Бог и Спаситель. И что наш Бог— единый, а также есть Троица — Отец, Сын, Святой Дух. Мы понимаем, что та вера гораздо важнее, чем то, что нас разделяет». А это было очень важно. Они все приехали и из-за этого конференция прошла очень спокойно, толерантно. Православные не сказали:«Вот как мы не любим греко-католиков и так далее». Они пришли мирно. Потому что все понимают, что идет большая секуляризация общества, что люди, как они могут доверять христианам, которые не слышат друг друга. А вот сейчас идет наоборот движение, что Церкви объясняют:«Да, минуточку, мы действительно на некоторые пункты доктрины не соглашаемся. Да, это правда, у нас есть разные традиции. Но основное — наша вера — единая. И Церковь единая. Мистическая Церковь единая. Может быть, конфесиональная, видимая Церковь, вот здесь есть разделение. Но Тело Христово — Оно единое. А Церковь — это как раз Тело Христово». Сейчас это период демократизации, снова напоминаем об основном.

Кор.

Ви вже згадували за екуменічну богословську міжнародну зустріч, що відбулася цього року в Сібіо, в Румунії. Ви були її учасником. Поділіться, будь-ласка, ввашими враженнями. Що нового несла ця зустріч у спілкуванні між християнами? Хто брав у ній участь?

Антуан Аржаковський

В Сибио приехали 4000 людей приблизительно из всех стран Европы, из всех христианских когфесий. Это было организовано двумя организациями. Одна называется КЕК— это православные и протестанты, которые вместе уже существуют с 59 года. Другая назывантся ССИИ — это римо-католики всех Римо-Католических Церквей Европы. Это третья конференция. Первая была в 89 году в Швейцарии, в Базель, протестанском городе. Это было до падения Берлинской стены. И тогда молодежь пришла, ожидала как раз соединения Европы. Потому что КЕК, когда она была основана в 59 году, это было организовано христианами Западной Европы и Восточной, коммунистической, Европой. И вот наконец в 89 году Берлинская стена падает. Все понимают, что христиане играли существенную роль для этого. Поэтому и решили продолжить такое движение, и в 97 году организовали второй такой съезд в Грац, Австрия. Там десятки тысяч людей были. Это была огромная конференция, и было большое ожидание, что скоро, завтра, будет соединение христиан. И после Грац произошло небольшое разочарование. Что это не возможно сразу так, что Берлинская стена упала и организовать встречу между Восточной и Западной Европой. Мы видим, как это сложно политически, экономически, ну и духовно также нелегко. Поэтому организатолры решили организовать следующую конференцию в Восточной Европе, в Румынии, в Сибио, центре Трансильвании. Страна, которая в большинстве православная. Поэтому это было важно, потому что крупная такая организация в православной стране. И приехал сам патриарх Варфоломей. Православные приехали и видели, что на самом деле католики и протестанты делают хорошие проекты в направлении гуманитарной помощи, социальные проекты. И что они видели также? Они видели, что в Германии в этом году появилось огромное событие в июне. Мало кто говорил об этом, но это огоромное событие. Там есть 17 христианских вероисповеданий, в Германии. От англиканцев до протестантов, католиков, православных. Все христианские вероисповедания, подписали договор, где они согласны признавать крещение другой конфесии. Значит, Православный Московский Патриархат признает крещение от евангелистов протестантской церкви, от римо-католиков. И наоборот. Это огромное событие, потому что это видимый знак, что Церковь— единая. И вот, когда в Сибио об этом говорили, многие не знали об этом. Журналисты особенно. Там было более 400 журналистов. И они не знали об этом. И когда говорят, что есть надежда, чтобы мы показали Церковь не только мистическим образом, видимым образом, то тогда все обрадовались. Конечно, окончательное комунике, который можна читать на веб-сайте этой организации, там в основном идет речь о социальной доктрине. Что мы, католики, протестанты, православные, можем согласоваться над, скажем, какая политика, чтобы защищать природу. Какая политика до мигрантов, которые мигрируют из одной страны в другую. Правительство обычно не гуманно обращается с этими мигрантами. И мы, христиане, имеем одну позицию. Это защита достоинства человека и так далее. И это очень важно, что появляется такой консенсус. Это новое. 10 лет назад этого не было. И я бы сказал, что разделение находится внутри каждой конфесии. Теперь мы пришли к постконфесиональному миру. Этот постконфесиональный мир— зто мир, где христиане могут по-новому общаться. Понимать, что у них есть много общего, если сравнить с секуляризированным обществом.

Записала Любомира Бурка (Фрагмент програми Радіо «Воскресіння»)

Опубліковано у Інтерв’ю Коментарі | Теґи: . | Додати в закладки: постійне посилання на публікацію.

Без коментарів.